20 октября
Суббота

4

$65.72 75.57

Новый градоначальник Костромы Алексей СМИРНОВ: «Претензий к власти должно стать меньше»

6 сентября новым главой администрации Костромы стал Алексей СМИРНОВ. В своем первом большом интервью он рассказал KOSTROMA.TODAY о строительстве второго моста, ремонте дорог и кадровых перестановках в администрации. Отказал он нам только в одном: сесть  в кресло главы, чтобы сделать фото.  

«Мне сказали: «Иди, спасай»

— Алексей Васильевич, вы, говорят, всю администрацию уже в первые дни шокировали своими приходами на работу к 7 утра. Вам по утрам легче работается?

— Это скорее образ жизни, который сложился в связи с тем направлением, где раньше приходилось работать. Например, лесная промышленность: нужно было взаимодействовать с людьми, которые бригадами уезжают в лес в 4-5 утра. Или в сельском хозяйстве – тоже самое. Так уж сложилось.

—  А по выходным работаете – это тоже образ жизни?

— Работаем. Даже не знаю, к счастью или сожалению. Есть такие суждения, что по выходным работает тот, кто не умеет работать. Но если анализировать и сопоставлять, то видишь, сколько всего успели. Я считаю, что не зря мы проводим время на работе. У нас и губернатор ведёт такой же образ жизни и работает 7 дней в неделю. У него редкий выходной, который хотя бы немного похож на выходной.

— Вас в 2009 году избрали главой Парфеньевского района. До этого у вас был  бизнес. Обычно предприниматели идут во власть, когда им надоедает бардак, и они решают, что могут что-то изменить.

— На самом деле там было интереснее. У меня был маленький бизнес в лесозаготовке, ко мне подошли из администрации: «Слушай, погибает колхоз. У тебя тут что-то получается. Иди, спасай». Пошёл,  колхоз, вроде, спас. А потом заканчивался срок у главы района Александра Николаевича Лихачева.

Он из тех старых глав, настоящих управленцев, которые избирались еще в те времена, когда главами становились самые ответственные, самые успешные руководители. Мы с ним до сих пор общаемся, дай Бог ему здоровья. Ко мне подошли  он и его замы: «Ну вот надо главу выбирать. Давай уж, иди». Я думал около недели. И пошёл баллотироваться.

— А как вы  в  2013 году стали замом губернатора?

— Он приехал к нам в район. Мы тогда много вопросов решили –  по дорогам, инфраструктуру для газораспределения подготовили, церковь восстанавливали. Губернатор, я так думаю, на меня  посмотрел. Потом была пауза,  больше полугода. У него возникла необходимость принять решение по заместителю на сложных направлениях  — лесное, сельское хозяйство.

— Был приглашён на беседу к Сергею Константиновичу. Был задан вопрос «пойдёшь работать»? Ну и мною был дан ответ: постараюсь не подвести. Вроде бы, на сегодняшний день не подвёл.

— Кстати, а вы член «Единой России»?

Я член «Единой России», причем один из самых старых членов. Когда вступал,  она не была, скажем так,  «партией власти». То есть у меня это было осознанно.

— В Парфеньево люди вас избирали на всенародных выборах. Как вам кажется, в Костроме надо вернуть выборы главы?

—  Я бы не хотел тут давать оценку. Та система, которая сегодня работает… сказать, что она какая-то ущербная, я бы не сказал. Смена этой системы, мне кажется, не самое важное на сегодняшний день.  Может быть, надо сначала с помойками разобраться, с дорогами, чтобы людям жилось комфортнее.

—  А  вы жену предупредили о том, что будете главой? Просто кого из ваших предшественников не спрашивали – всегда супруги были против. Ваша – одобрила?

— Я бы так не сказал.  Очень мало, к сожалению, времени остаётся на семью. В 7.30 ты на работе, и в 8 вечера, может, позже, идешь домой.

—  Расскажите о вашей семье,  как зовут вашу жену, сколько у вас детей?

— Жена Ирина Николаевна, познакомились мы в 86-м году,  учились в нашем технологе, на параллельном направлении:  у меня лесоинженерное дело, у неё —  направлении деревообработки. Поженились только года через четыре, когда я сходил в армию, отслужил. Родился сын, Егор Алексеевич. Через 14 лет я всё-таки жену уговорил – родилась дочка Валерия.

Сыну уже 26 лет, закончил в технологе направление экономики, сейчас работает на  заводе автокомпонентов (бывшая «Мотордеталь). Скромный, нормальный парень. Дочь – в седьмом классе, лицее №17. Спорт любит и танцы.

«Ситуация некритичная абсолютно»

— Вы в областной администрации курировали проект второго моста в Костроме. Скажите честно, все равно выборы уже закончились – второй мост – это реальность?

— Это реальность. Почему я об этом говорю? В сентябре поступил на согласование документ — постановление Правительства о внесении изменений в  программу транспортной инфраструктуры России. Наш транспортный обход Костромы вместе с мостом будет включен. Это не простая бумага.

— То есть проект финансировать будет федеральная казна, а не костромская. Просто о мосте так давно говорят, что костромичи не верят.

— Вся предыдущая работа была не зря. Да, проектно-сметная документация в том виде, в котором была разработана, сейчас неприменима. Но то, что у нас есть основа –  привязка по местности,  трассировка, зарезервированные участки земли — это очень значимо для «Росавтодора», для «Минтранса». Все это стало причиной того, что по рассмотрению этого вопроса мы  в приоритете.

— То есть шансы есть?

—  Сегодня есть документ. Понимаете, вот никогда его не было, а сегодня он есть.

— Вы в августе говорили о 2 миллиардах рублей из федерального и областного бюджета на то, чтобы привести в порядок дороги Костромы. Когда первые деньги нам дадут?

— Это 2019 год.  Нам надо подготовиться, чтобы к тому времени, когда поступят деньги, уже был задел.

— А как  определять будем список  дорог, которые надо ремонтировать?

— Думаю, это не самая сложная задача.  Мы на протяжении последних лет очень активно с общественностью советуемся. И рейтингование, и опросы жителей…

— Ага, проводили опрос, где победила 2-я Волжская, а потом ее два года не могли отремонтировать.

— Понимаете, эта улица состоит из 3-х участков. Разница заключается в тех коммуникациях, которые там находятся под дорогой.  Те, которые под угрозой разрушения, надо менять. Там тяжелые и дорогие работы.

Ведь положить сверху асфальт, а на следующий год его перекопать – это абсолютно неправильно. И это противоречит подходам и губернатора, и любого здравомыслящего человека. Первый участок  в этом году сделали, ремонт продолжится, причем не только сверху, но и снизу.

—  Все помнят, что в 2012 году «Костромаводоканал» чуть с молотка не продали. Костромичи обсуждают, что сейчас  вполне успешное предприятие хотят отдать в концессию. Вы что об этом думаете?

—  Люди абсолютно правы в том, что боятся  остаться у разбитого корыта. Если проанализировать, что изменилось на предприятии с 2012 года, то по числу порывов, аварий – стало реально лучше. И надо двигаться в этом направлении. Только необходимо определить, что мы хотим через 10 лет. Сколько у нас должно быть обновлено, сколько должно быть построено, что необходимо поменять.

И определить источники, за счет чего это возможно сделать. И только после этого можно всерьёз говорить о формах принятия решения. Ситуация некритичная абсолютно. Потому что предприятие достаточно стабильно работает, и какого-то пожара я не вижу.

«Паук – это не первоочередное дело»

По поводу команды в администрации. Изменения будут продолжаться?

— Конечно.

— В администрации очень много женщин —  начальников управлений и замов. То есть власть у нас  с женским лицом. При этом многие мужчины-руководители вообще с женщинами работать не могут. А вы?

— Очень сложный вопрос задаёте. Я вообще женщин люблю. Отношусь к ним бережно, и понимаю, что без женщин ни областная, ни городская администрации как структуры,  просто жить не смогут. Сегодня всё держится на женских плечах.

Но, да, по определённым направлениям в администрации сегодня нужно мужское плечо. Есть специфика, где, мне кажется, будет проще работать мужчинам.  Но без женщин, ещё раз повторю, никуда.

— Говорят, фигура паука у беседки Островского,  который многих так бесит в Facebook,  как раз идея одной из сотрудниц администрации.  Вы его уберете?

— Я не сильно как-то проникся этим пауком.  Не считаю это камнем преткновения и самым первоочередным мероприятием в своей деятельности.

— У вас есть опыт руководства Парфеньевским районом. Но считается, что жители районов у нас  намного скромнее в своих пожеланиях, а вот костромичи очень требовательны к власти.  Вы думаете, справитесь с такими стандартами?

— Люди у нас хорошие. Я был в разных ситуациях, могу сказать, что костромичи действительно отличаются многим. И от многих. Это люди основательные,  трудолюбивые и неизбалованные. Удовлетворить требования каждого, я считаю, не получится никогда и ни у кого. Но сделать так, чтобы обоснованных претензий к власти стало в разы меньше – это моя задача. Поэтому буду работать.

— У вас есть любимые места в Костроме?

— Может быть,  это специфика моей работы,  но я привязан к природе. Так что  это места, где открывается прекрасный вид на нашу гордость Волгу. Вообще Кострома сильно изменилась. Я вспоминаю времена, когда на подъездах к городу просто помойка была.

Сегодня мы живём гораздо цивилизованней, люди стали культурнее. Это день и ночь. Наша задача — все доделать, создать условия, чтобы люди фонари не били.

— Вы знаете, костромичи по вечерам любят поставить автомобиль у городской администрации и громко включить музыку, которая бьет  прямо в ваши окна. Возникает впечатление: что же у нас на окраинах происходит,  если  такое творится у самого главного окна Костромы?

— Я ни разу музыки не слышал, но центр – это же точка притяжения молодёжи. Ребята молодые, с девчонками. Им надо познакомиться, потанцевать. Что нам?  В полицию, что ли, бежать? Я бы так не стал делать. Я не хочу, чтобы меня боялись.

Беседовал Кирилл РУБАНКОВ,

фото: Дарья Чабина. 

Все новости