Коронавирус в Костромской области - у 4459 человек

«Выручка упала на 80%, а помощи – 0»: как костромской бизнес выживает во время пандемии

«Выручка упала на 80%, а помощи – 0»: как костромской бизнес выживает во время пандемии

Костромской бизнес с трудом переживает кризисную ситуацию, но не унывает. Фото: предоставлено героями.

В конце марта на страну обрушился коронавирус – власти объявили о всеобщем закрытии заведений и магазинов, а позже и о целом нерабочем месяце – апреле. Для малого и среднего бизнеса Костромы это стало ударом.

 Корреспондент KOSTROMA.TODAY Александр СЕРГЕЕВ пообщался с тремя костромскими предпринимателями, которые рассказали, как выживают в этой ситуации.

 

«Мы ушли в минус»

Вячеслав ТИМОФЕЕВ — руководитель известных заведений «Кран, диван» и «Дорогая, буду поздно». Они уже почти 2 месяца не принимают гостей.

 «Когда 26 марта в городе все закрыли до 6 апреля, мы уже понимали, что это явно не на неделю. Ближе к апрелю стало ясно, что работать никто не будет. Мы законсервировали «Дорогая, буду поздно» и перешли на работу с доставкой из «Кран, дивана». За апрель потеряли с двух заведений 80 процентов выручки – ушли в минус на 500 тысяч рублей.

Доставка раньше из общей прибыли приносила только 3-5 процента. В начале апреля было около десяти заказов в день, дальше больше, и в мае стало от 25 до 50 заказов. Мы учились на ходу. Нельзя же просто взять и засунуть еду в пакет и отвезти. Приготовить  для ресторана и для доставки — это разные процессы. Сотрудники, у которых есть свои машины, стали курьерами, но не обходилось без ошибок. Первое время еда не всегда горячая приезжала, или помяться могла.

Сейчас с этим намного лучше — купили профессиональные сумки для курьеров. Мы прекрасно понимаем, что везем не только еду – везём людям эмоции, по-особенному оформляем боксы – пишем пожелания на упаковке, сюрпризы — подарки кладём от определённой суммы заказа.

Когда работа встала, мы устроили общее собрание сотрудников и объявили — теперь ставка у всех будет одинаковая, иначе нам не выжить. Некоторым сотрудникам пришлось сократить зарплату на 20-30 процентов, а некоторым и в 2 раза. Мы сейчас в одной очень хлюпенькой лодке и держаться нам надо вместе.

Некоторые сотрудники открылись для меня по новому, причем в положительном свете. Но многим очень тяжело: ипотеки, съемные квартиры, кредиты. Категорически не хочу никого терять, но на другую работу уже перешли 7 человек — сантехник, сварщик, экспедитор, жду всех с нетерпением обратно, когда все закончится.

Одновременно с этим мы попытались организовать удалённый офис – в Zoom, в мессенджерах, но это сложно настроить с ходу — эффективность не та. Поэтому наш штаб менеджерский и сегодня приходит в «Кран диван», и мы располагаемся на двух диванах подальше друг от друга, чтобы соблюдать социальную дистанцию.

Есть понимание, что раньше 15 июня нас не откроют, а скорее всего, речь про июль. При этом  нет понимания, почему не могут работать летние веранды с ограничением по количеству гостей, необходимым расстоянием, максимальной безопасностью.

Хорошо, что нас включили в список пострадавших отраслей от коронавируса — сейчас мы пользуемся беспроцентным кредитом, это помогает выплачивать небольшую зарплату людям. Помимо этого на одно  заведение уже получили субсидию от государства, на второе ждем на следующей неделе. В такой ситуации эти деньги являются хорошим подспорьем.

Арендодатели плату снизили в 2 раза и пообещали повышать её постепенно. Но если это закрытие продлится до конца года, и нам останется работать только на доставке, мы, скорее всего, съедем в другое помещение. Нам не потребуются такие огромные площади, как сейчас.

 

«Люди боятся на работу в автобусе ездить»

Елена РУФАНОВА – владелец  рекламного агентства «Идея», которое занимается производством наружной рекламы, изготавливает рекламные вывески, световые, объемные буквы.

До пандемии и закрытия у нас в штате было 6 человек, зарплата – оклад плюс процент. Получалось от 20 до 40 тысяч у сотрудников, и работы всегда было много, всегда  аврал. Думали о расширении, хотели взять ещё сотрудников, но в апреле наступило то, что наступило.

 Всем стало страшно и плохо – менеджера, которого мы только-только взяли, пришлось сократить, дизайнеры стали работать дистанционно. Других отпустили в отпуск, мы им выплатили отпускные. Зарплату в апреле заплатили минималку в 12 тысяч. Хорошо, что сотрудники вошли в положение, и, мы им, конечно, будем за апрель доплачивать.

До пандемии выручка у нас была 200-300 тысяч, а за прошлый месяц мы заработали всего 5 тысяч. Заказов стало просто ноль. В прошлый месяц доделывали те заказы, которые у нас уже были. У людей — полное непонимание, что происходит в стране. А реклама – это не дешёвое удовольствие, и люди решили приберечь деньги. Некоторые даже отказались от сделанных ранее заказов.

По поводу коллектива:  месяц мы проработали из дома, и у многих, кажется, упала производительность. Почему? Возможно, нет контроля, просто как-то расслабились. Жду не дождусь, когда дизайнер начнёт работать из офиса.

Но во всем этом мы нашли и плюсы – мы сделали новый проект для предпринимателей, которые боятся вкладываться в рекламу. Например, вместо продажи дорогой световой вывески мы решили сдавать её в аренду. Больше стали уделять внимания дизайну рекламы в интернете. Оставим после пандемии всё это, я поняла, что по спросу, оказывается, очень актуально.

Насколько я знаю, у других агентств дела идут тоже не очень хорошо. Некоторые просто закрылись, некоторые полностью поменяли деятельность. Надеюсь, что они смогут открыться. Времена тяжёлые.

И при этом всем никакой поддержки нам от государства не будет, мы не считаемся пострадавшими, к сожалению. И это несправедливо. Знаю бизнесы, которые активно работали в апреле и вдобавок получают поддержку от государства.

 

«Поддержку не получим, хотя потеряли просто всё»

Катерина СОКОЛОВА  — владелец крупной костромской компании по организации детских и взрослых праздников «Арлекино».

Перед пандемией у нас работа шла полным ходом – проводили детские праздники, свадьбы, промоакции и много чего ещё. В месяц было от 40 до 80 заказов. Пришел коронавирус –  и можно сказать, что все деньги, потраченные на рекламу, на листовки, на брошюры – пришлось фактически спустить в помойку. Работа встала, заказов ноль.

Мы поняли, что люди заказывать аниматоров детям, играть свадьбы и веселиться сейчас просто не будут – нет денег, все боятся. Обычно у нас выручка в месяц была от 300 тысяч рублей, а в апреле мы заработали всего 25. Зарплата, естественно, у всех снизилась. Раньше работа аниматора стоила 3 тысячи за час.

 Естественно, как и всем, работать пришлось из дома. Это, возможно, единственный плюс в этой ситуации: со всеми этими ограничениями мы открыли для себя новый формат – онлайн-праздники. Полмесяца пришлось учиться работать онлайн – мы проводили для детей бесплатные трансляции с аниматорами, для мам  искали специалистов, говорили о материнском капитале, занимались йогой. Только после этого начали продавать онлайн-праздники.

Каждый аниматор забрал себе домой несколько костюмов. И когда родители заказывали какого-нибудь персонажа для ребёнка, в эфир выходил аниматор в этом костюме.

Мы понизили цены, но я считаю, что все-таки надо держать определенный уровень.  Знаю, что в городе есть агентства, которые делают онлайн-праздники дешевле – за 400 или 800 рублей в час. Я считаю, что это неправильно, аниматоры с этого почти ничего не получают. А люди готовятся, не нужно обесценивать труд совсем.

К большому сожалению, от государства поддержку мы не получим — не подходим под группу пострадавших, хотя потеряли просто всё. Когда откроются магазины, они смогут продать свои товары и хоть как-то компенсировать. А мы это как сделаем?

Все новости