22 октября
Вторник

6

$63.95 71.13

Руководитель концерна «Медведь» Вадим БРЮХАНОВ: «На предприятиях в Костроме некому работать? Это неправда»

Фото: Концерн "Медведь".

В Костроме – немного промышленных предприятий, которые были созданы с нуля, и при этом процветают, выводят на рынок новую продукцию и  вызывают желание людей там работать. «Медведь» — одно из таких.  Почему на заводе стремится работать молодежь, как на предприятии изобрели термомайзеры и зачем делают чудо-котлы,  корреспонденту KOSTROMA.TODAY рассказал руководитель концерна «Медведь» Вадим БРЮХАНОВ.

— Вадим Константинович, концерну «Медведь» в ноябре будет 25 лет. Для костромской промышленности это много. Тяжело сделать так, чтобы предприятие всегда было на плаву?

— Если сказать, что я напрягаюсь, это неправда. Для меня работать здесь, как дышать. Это, наверное, нескромно, но у меня, наверное, есть к этому склонность. Мне и корни отчасти в этом помогают. Все-таки я промышленник не в первом поколении. До революции БрюханОвы были достаточно известны.

— У них была фабрика в Нерехте.

И в Нерехте, и в Костроме. Вот та же фабрика «Знамя труда». Они с Зотовыми владели ей в паях. Церковь на Запрудне Брюхановы с Зотовыми построили. Так что наша семья всегда достаточно активно  промышляла. Но был и постреволюционный период, когда нас, скажем так, очень сильно поуменьшили. Понятно, что предки были репрессированы.

— То есть талант вам передался на генетическом уровне?

Чем я это могу еще оправдать? Я никакими сверхспособностями не обладаю, в школе чем-то особенным я вообще не отличался. Особенно в начальных классах. К 8 классу я уже учился получше, без троек. К математике у меня склонности были хорошие. Пошел в ПТУ из-за своего внутреннего максимализма. Хотел в техникум, хотя учился хорошо, и учитель, конечно, была уверена, что я с такими оценками пойду в 10 класс.

— А теперь вы крупный промышленник. В чем секрет?

Потому что мы делаем то, что нужно покупателю. Зачастую проблема заключается в том, что люди очень часто делают то, что хочется им, а не то, что хочется другим.  А надо стараться делать то, что тебя просят.

— Известно, что работать у вас на предприятие – престижно, люди к вам стремятся. При этом считается, что у нас в Костромской области есть проблемы с кадрами. Как  людей к себе привлекаете?

— Когда я слышу, что некому работать, это неправда. Люди у нас в городе есть. Слава Богу, почти 300 тысяч. То, что они не хотят работать – это всегда проблемы работодателя. Они просто  не хотят работать на тех условиях, которые им предлагают. У нас в Костроме существуют производства, которые не очень заботятся о человеческом достоинстве. А у нас на предприятии средний возраст сотрудников 32 года. Сейчас увидите, кто работает в цехах. И, в основном, это молодежь.

— На большую зарплату идут?

На нашем предприятии есть возможность заработать. Те, кто у нас получает меньше 30 тысяч рублей, недовольны. Вторая причина – молодежь тянется к молодежи. Третья – у нас немного формализма с точки зрения компетенций, опыта. Я лично сам полностью поддерживаю ту концепцию, которую услышал в Японии на экскурсии на Toyota. Там был обучающий центр – в нем ветераны обучают новых сотрудников. Я спросил у одного из них: «Кто для вас идеальный сотрудник?». Он сказал: «Чистый лист». Это человек, который ничего не знает, ничего не умеет, но хочет работать.

А основной момент, который держит у нас людей – это благоприятная атмосфера. Это всегда предмет моего повышенного внимания. У меня даже были прецеденты, когда специалист хорошей квалификации устраивал меня по всем параметрам, работал лучше всех, но из-за того, что он/она скандалист/скандалистка, интриган/интриганка, мы расставались.

— Считается, что в России надо руководить жестко.  Вы строгий руководитель?

— Думаю, у нас достаточно свободная  обстановка в коллективе. Тут никто никого не строит. Я сам против формализма, и все такие. Конечно, разное бывает, но  я не люблю конфликты, практически никогда я не буду с кем-то бодаться, ругаться. Может, вы и в соцсетях замечали. Я никогда с обозленными не контактирую. Была у меня тут одна заметочка в соцсети,  какая-то женщина пишет: «Что за ерунда? Что за бред?» На такое я отвечаю: «Спасибо.» Я по жизни предпочитаю с тем, у кого со мной конфликт, лучше исключить общение.

— Обычно говорят, что на людей у нас надо давить, иначе будет беспорядок.

— Когда к нам приходит человек на работу в первый раз, он вообще не понимает, как оно само идет? Почему у нас иногда люди приходят и уходят? Они не готовы к тому уровню свободы. Большинству надо сказать: «Копаем отсюда и до обеда». Порядок для меня – это не построиться по росту. Порядок – это когда удобно, комфортно. Это когда вещи разложены таким образом, что тебе удобно их взять, а не в линейку они выставлены вне зависимости от того, удобно тебе или неудобно.

— Расскажите мне про ваш коллектив на концерне «Медведь»?

Без всякого пафоса, коллектив – это самое ценное, что у нас есть.  Много людей и все разные. Конечно, как в любой большой компании, бывают и конфликты.

— Какую новую продукцию вы производите?

На нашем предприятии новую продукцию называем спецзаказами. Спецзаказ – это всегда то, чего мы не делали до сего дня. Это на сегодняшний день  почти 50 процентов всей выпускаемой продукции. Так что новую продукцию мы выпускаем в режиме нон-стоп ежедневно.

— Я слышала, что у вас растет спрос на термомайзеры – регуляторы температуры?

Да, причем они у нас появились очень специфическим образом. Регуляторы температуры выпускал завод «Луч» —  оборонное предприятие, которое почило в бозе. Когда оно ликвидировалось и распродавало оборудование, мы приехали туда в качестве покупателей.

Вообще слова термомайзер не существует. Но Анатолий Носков —  собственник «Дорогая, буду поздно», в то время активно занимался маркетингом. Мы с ним сотрудничали. Он сказал про эти регуляторы: «Понимаете, трудно позиционировать продукт, когда в интернете эти регуляторы забиваешь, их миллион». Регуляторов действительно очень много разных. И он говорит: «Давайте придумаем название, которого в природе не существует». И тогда по этому запросу вы будете первые. А почему термомайзер? Потому что майзер – это дозатор. Соответственно, термомайзер – это дозатор тепла. Если вы поищите такое слово до 2002 года, то не найдете – в русском языке его не было.

— Я знаю, что вы делаете для отопления чудо-котлы, которые работают  без всякой электроники?

Думаю, это самое интересное, если говорить о продукции для населения. У тех, кто узнает об их конструкции, глаза округляются. Вы представляете, как печка работает? Там дрова складывают и снизу поджигают. А мы дрова складываем и сверху поджигаем. Котел стоит, как свечка, и горит сверху вниз. Никакой электроники, ничего нет. Мы выставляем стрелку 55 градусов. И у вас в батареях будет 55 градусов. И это на дровах.

— Волшебство какое-то.

Вот дрова, кора, вы положили мусора полный котел. Сверху подожгли, дверку закрыли, поставили температуру, какую надо. И двое суток у вас в батареях будет такая температура.

— Это ваш самый продаваемый товар?

Когда вещи слишком хороши, они иногда опережают свое время. У нас же электричество в 15 веке было, а мы им только в 19 веке начали активно пользоваться. Котел имеет своего покупателя. Но в структуре прибыли нашей компании он имеет очень умеренное значение. Например, на нашем заводе мы на таких котлах сжигаем упаковку. У нас газовая котельная своя, а благодаря этим котлам – и своя горячая вода. Ни кубометра газа мы для горячей воды не сжигаем – только с помощью этих котлов и отходов.

Вы работаете на довольно конкурентном рынке. Как относитесь к конкурентам?

Кто-то тратит время на своих конкурентов. Вот на меня мои конкуренты очень много времени тратили. А что в итоге получается? Они все сзади остаются. Ты трать время на своего покупателя. Какое дело тебе до конкурента? У тебя свой покупатель, твой коллектив. Вот и думай о них.

Как вы поощряете работников?

У нас есть система серебряных знаков. Этот знак предполагает выплату, можно сказать, 13-й зарплаты, хотя она не привязана к концу года. Мы, например, определяем сумму, которую компания выделит на День машиностроителя. Эту сумму и выдаем как благодарность от предприятия.

—  Какие слова скажете коллективу в День машиностроителя?

— Скажу об огромной благодарности.  Потому что я четко понимаю, что все, что я имею и то, что я из себя вообще представляю, это все на самом деле наша общая заслуга. Людей, которые меня окружают, моих компаньонов и, конечно,  того коллектива, который зачастую делает уникальные вещи. Ну, кто я без «Медведя»? Я всех своих коллег, не побоюсь этого слова, люблю, очень им благодарен и желаю нам всего-всего самого лучшего.

Беседовала Мария Кулешова-Роганова.

Все новости