22 мая
Воскресенье

«Пошла мыть посуду в ресторан»: стойкий учитель Галина Викторовна не привыкла сдаваться

РЕДАКЦИЯ

«Пошла мыть посуду в ресторан»: стойкий учитель Галина Викторовна не привыкла сдаваться

Галина Викторовна - русский учитель, который не привык жаловаться. Коллаж: Олег Александров.

«Зарплату никто за красивые глаза не заплатит», — говорит учитель математики с 33-летним стажем Галина Викторовна. Ее жизнь – это как будто история России последних 30 лет: в 90-е, когда перестали платить зарплату, она завела кур и корову, в 2010-е взяла ипотеку на однушку и занялась репетиторством, а сейчас, когда денег перестало хватать, пошла в ресторан мыть посуду в ночную смену.

Сдаваться и жаловаться она не привыкла, и ни от кого ничего не ждет. Корреспондент KOSTROMA.TODAY Алена БУРДИНА поговорила с Галиной Викторовной и поняла, что такое — стойкий русский учитель.

 

«В школе осталось только трое»

«Из 30 человек, с которыми я училась, только трое осталось в школе, остальные ушли. Нас тогда осталось небольшое количество, патриотов своего дела. В 90-е годы нам не давали зарплату, а выживать как-то надо было. И все мои знакомые учителя во время перестройки держали коров и подсобное хозяйство. Благодаря этому, мы не бросили любимую работу», — вспоминает Галина Викторовна.

Учителем она хотела быть всегда и никогда не меняла профессию, хотя сменила много разных городов. Родилась в Самаре, тогда еще Куйбышеве. Ее родители работали на металлургическом заводе. При этом семейная традиция была другой – работать в школе.

«Мой дедушка всю жизнь преподавал историю. Он погиб в Великой Отечественной войне под Ленинградом. А мама отправилась в эвакуацию, вместе с моей бабушкой и двумя братьями. По дороге их поезд разбомбили, и взяли их в плен. Там, в концлагере Кенигсберга, они провели 4 года»

После этого семья не смогла вернуться в родной Ленинград, и поселилась в деревне, где жила в нищете. И традиция семейного учительства поневоле нарушилась. Дяди Галины Викторовны стали военными, а мать, хоть и мечтала быть учителем, поступила в ближайший техникум, до которого можно было добраться из деревни пешком.

 «Я пошла работать учителем, исполняя мамину мечту. А когда, наконец, выросла и стала учителем, я поняла, и до сих пор так считаю, что лучшей профессии в мире не существует».

Галина Викторовна пришла работать в школу в 19 лет, после педагогического колледжа. Сначала как учитель младших классов.  Одновременно с работой заочно училась в университете. А когда его закончила, стала преподавать математику для средних и старших классов. И преподавала ее до самой пенсии.

 «Я очень люблю математику. Была у меня одна девочка, Настя. Очень одаренный ребенок. Ходила ко мне на дополнительный кружок «Занимательная математика». Из года в год брала призы районных и городских олимпиад. Я ее много готовила. А в 10 классе она вошла в десятку лучших участников областной олимпиады. И я  удивилась, когда она после школы выбрала журналистику. Настя мне рассказала потом, что от природы она — гуманитарий. А математика ей на самом деле давалась нелегко. Но ей очень нравились мои уроки. И она часами сидела, занималась».

 

Как учителя выживали в 90-е

Педагогика — не единственное дело, в котором Галина Викторовна преуспела. Во время кризиса 90-х она, вместе с годовалой дочерью и родителями-пенсионерами, переехала в село.

«В годы перестройки мы оказались в очень стесненных материальных условиях. С мужем я развелась, еще когда была беременной. А так как я очень много работала, чтобы обеспечить себя и дочь, у меня не оставалось времени на личную жизнь. И замуж я больше не выходила.

Когда дочке был годик, я ушла из декретного отпуска и захотела устроить ребенка в детский сад. От родителей требовалось закупать краски, обои, белье и многое другое. Мне предоставили длинный список вещей. А у меня на них не было денег. Тогда родители решили переехать в деревню и завести свое хозяйство. Я уехала вместе с ними. Так я могла оставить дочь под их присмотром и работать в сельской школе»

Семья поселилась в 15 км от города Курска. Купили 50 соток земли и дубовый, бревенчатый дом. Завели сначала корову, а со временем еще и лошадь, овец, коз, домашнюю птицу. Выращивали кормовые овощи и картофель. Сами косили сено.

Поначалу коренным городским жителям было непросто привыкнуть к новым занятиям. Им помогали книги и советы односельчан.

 «Мы начинали совсем неопытными, а в животноводстве столько всяких тонкостей! Помню, как мы выбирали корову. Я поехала в сельский кооператив, где их продавали. Мне предложили несколько молодых телочек. Одну я отбраковала, потому что она мне показалась очень грязной, неопрятной, у второй глаза были слишком грустными, зато третья — красно-рябая, с длиннющими ресницами, меня очаровала.  А когда я привезла ее домой, надо мной смеялась вся деревня. Коров ведь выбирают не по красоте морды, совсем по другим признакам. Считается важным, чтобы у них был длинный, до земли хвост и аккуратные, закругленные рога. Чем круглее, тем корова более дойная. А у моей хвост был коротким, а рога огромными, и торчали в разные стороны, как у быка. Мне предсказывали, что она толком доиться не будет. Но доилась она хорошо, летом давала 40 литров молока в день».

Труд был очень тяжелым. Каждый день Галине Викторовне приходилось вставать на рассвете, мыть и доить корову, потом уезжать на работу, а вечером снова идти в коровник. Частное хозяйство в 90-е годы не было механизированным. Траву, как и предки, косили обычной косой, шерсть пряли на прялке, а на земле работали плугом.

Зато крестьянский труд хорошо окупался. Прибыль давали и овцы, и птицы, и выращивание картофеля на продажу. Но больше всего выгоды приносила корова. Сельские соседи научили Галину Викторовну делать хороший творог. И каждое воскресенье она уезжала в город торговать.

«В город я ездила на рейсовом автобусе. Брала с собой творог, сметану, яйца, топленое молоко. Все вместе весило килограмм 30, не меньше. А когда выходила, у остановки меня уже ждали покупатели. На рынке я только в первое время торговала. Почти сразу нашла постоянных клиентов. Молоко у нас было хорошее, корова привитая, творог вкусный. Многим людям хотелось покупать именно у меня.

Корову очень выгодно иметь. Всем молодым семьям, которые хотят проживать в сельской местности, советую. Конечно, должен быть выход продукции. Где-нибудь в глухих деревнях, откуда торговать невозможно, корову, конечно, убыточно содержать. Но если есть возможность реализации, это очень хорошее подспорье»

 

 Учитель на пенсии: новый кризис спутал все карты

После смерти родителей Галина Викторовна продала хозяйство. И в 2013 году переселилась в Кострому, куда уехала с мужем ее дочь. К тому времени уже вышла на пенсию. В школе она больше не преподает, поскольку сидит с внуком, но продолжает учить детей математике уже как репетитор. Подработка ей нужна не только чтобы продолжать любимое преподавательство, но и для того, чтобы платить ипотеку.

 «Я купила себе однокомнатную квартиру в ипотеку, чтобы не жить с детьми. Я им с ребенком помогаю, но молодая семья должна жить отдельно. Ипотеку  сложно платить, пенсии на это не хватает. Пришлось искать подработку. Я оформилась как самозанятая и набрала учеников. Доходы сначала были неплохие. Дети очень меня любят. Вдобавок, у меня 33 года педагогического стажа и много наград в этой профессии. Дети результативно сдавали экзамены, с высокими баллами. И поступали на бюджет. Все шло успешно, но потом стало хуже. Еще с ковидных времен. У родителей стало меньше денег на репетиторов, и учеников у меня стало меньше. А сейчас еще хуже. Этот новый кризис спутал все карты».

В последние месяцы Галине Викторовне пришлось искать дополнительную подработку. Репетиторства стало не хватать на жизнь с ипотекой. Теперь в выходные она моет посуду и пол в большом ресторане, в ночную смену. Но она не унывает и не сдается. И эти обстоятельства принимает с обычной для советских учительниц стойкостью.

«Ну тяжело, но что делать? Где сейчас легко? Просто так, за красивые глаза, никто зарплату не платит. А работа в ночное время мне подходит, потому что я помогаю дочери с внуком. Внуку досталась очень неудобная вторая смена. Я как-раз успеваю его привести и забрать из школы».