21 июля
Воскресенье

17

$62.87 70.79

«Мы ругались и кидались копьями»: ректор КГУ Александр НАУМОВ об объединении вузов, взятках и немытых студентах

«Мы ругались и кидались копьями»: ректор КГУ Александр НАУМОВ об объединении вузов, взятках и немытых студентах

«Мы ругались и кидались копьями»: ректор КГУ Александр НАУМОВ об объединении вузов, взятках и немытых студентах

Фото: соцсети.

Александр НАУМОВ руководит Костромским государственным университетом ровно 4 года – его выбрали в июне 2014 г. КГУ пережил очень сложное объединение с другим университетом, стал самым главным вузом Костромской области, а число студентов выросло в полтора раза. Выросло ли в полтора раза число проблем, Александра НАУМОВА расспросил студент отделения журналистики Александр Сергеев.

 «К 2019 году  хотим открыть медицинский факультет»

— Если представить КГУ в 2025 году, то, каким бы вы хотели видеть вуз? В одном прилагательном. — Вы знаете, я очень хочу, чтобы как можно больше людей, которые приехали в Костромской государственный университет, уезжали с ощущением, что они были в классном университете. Не в хорошем, не в лучшем, не в богатом, а в классном. — В 2016 году КГТУ и КГУ объединились. Как вам кажется, какой главный результат?
— У нас есть самое главное – работоспособный коллектив. Процесс объединения был непростой, для многих, наверное, неожиданный, но в целом мы прошли его спокойно. Мы сначала планировали, а потом делали. Выносили некое решение на суд людей, ругались, кидались копьями, спорили, но потом принималось компромиссное решение.
— То есть вы уверены, что объединение было удачной идеей? — Без объединения мы не были бы никому интересны. Да, у нас по-прежнему огромное количество проблем. Нам очень не хватает денег, мы чувствуем дефицит абитуриентов, они уезжают из Костромы. Очень тяжёлый имущественный комплекс, он старый, у нас огромные затраты на содержание наших корпусов. С другой стороны, мы стали интересны Москве, потому что и в таких условиях в нашем непростом регионе мы пытаемся показывать позитивную динамику. На нас смотрят не как на костромской вуз, а как на один из многих опорных вузов.

Александр Наумов уверен: объединение КГУ и КГТУ было правильной идеей.

— На сайте костромского образовательного портала названы такие перспективы объединения, как увеличение числа студентов с 5 тысяч до 9 до 2020 года и открытие медицинской кафедры в 2017 году. Как с этим обстоят дела? — Это обязательства взяты в 2015 году. Сейчас в вузе обучается 8 тысяч студентов. Да это пока не девять, но до 2020-го есть ещё время. Мы видим, что число ребят, которые уезжают учиться в другие регионы, стало меньше. Пока незначительно, полтора процента всего, но это заметно уже. — А медицинский факультет?
— Создание медицинского факультета – это стратегическая задача для вуза. Сейчас в министерство образования и науки отправлены все документы.
— А  ведь открыть его должны были в 2017-ом, а сейчас уже 2018-й? —  Ну не забывайте, есть позиция областной власти, есть возможности и средства, которые выделяются самим министерством образования. Не судьба была пока. Думаю, что к 2019 году мы откроем, но если вы попросите меня подписать это дело кровью, я этого не сделаю.

В последние годы из Костромской области стало уезжать меньше абитуриентов.

— Наш вуз стал активно сотрудничать с иностранными университетами, как с западными, так и с восточными. Обмен студентами у нас есть, а возможен ли такой же обмен преподавателями? В мае я был в КНР. Мы в течение шести дней работали в двух институтах. Один наш давний партнёрский в городе Лояне, а другой в городе Наньяне.  Там работает сразу шестеро наших преподавателей. Отлично там устроились. Китайские партнёры настроены на расширение такого сотрудничества. Что их  интересует?  Преподаватели русского языка, изобразительного искусства, дизайна и всего, что связанно с гуманитарными науками.

«Зарплаты преподавателей могут достигать 150 тысяч рублей»

— Известно, что у нас не хватает учителей. А преподаватели стоят в очередь, чтобы работать в КГУ?
— С одной стороны у нас — конкурсная процедура, и людей, претендующих на должности, больше, чем самих должностей. ВУЗ стал конкурентоспособным по своей заработной плате. Средняя заработная плата составляет 43 тысячи рублей. У нас есть люди, у которых зарплата около 150 тысяч рублей.
Но преподавательская работа пока не стала привлекательной для людей «со стороны». То есть, если посмотреть на то, кто из 400 претендентов на должность – не работник КГУ, то, оказывается, лишь  человек десять пришло из других вузов, с производства, из школ, из системы управления государственной власти. Это плохо. Нам надо, чтобы в числе преподавателей было больше людей от производства, из бизнеса, потому что только таким образом можно обеспечить реально качественное образование.

По числу студентов КГУ — самый главный вуз региона.

— В вузе не многовато пожилых преподавателей? Дорогу молодым!
— Вы затронули очень больную проблему. Университет — очень хитрая социальная структура, и в ней есть два вектора, направленных против друг друга. Первый – это консервативное ядро, которое отвечает за стабильность университета. Носителями таких традиций выступают люди, много лет отдавшие университету.
Второй вектор – это все, что связанно с изменчивостью. Для университета важно сочетание людей, которые являются носителями традиций, и людей, которые взрывают эти традиции. — А когда взорвут традицию, когда в одном из общежитий КГУ в конце весны до середины осени всегда отключается горячая вода? — Это «Щемиловка». — Я вижу, что вам известна эта проблема, ведь это проблема? — Это проблема. — А она решается?
— Она пока не может быть решена. Это проблема не общежития, а городских сетей. Магистральные сети, которые крайне изношены в центральной части города.
— А что-нибудь делается, чтобы эту проблему решить? -Ну скажите, пожалуйста, от того, что я писал в прошлом году на имя главы города, например, пять писем, разве трубы появятся новые?  Понимаете, если нет горячей воды в километре за пределами университета, к сожалению, её нет и здесь. Я пообещал студентам на последней встрече, что мы оборудуем новые душевые теплонагревателями, но боюсь, что и они проблемы не решат.

То самое общежитие на Щемиловке.

— Так горячей воды-то нам ждать в обозримом будущем? — Ну вот зачем вы пытаетесь получить от меня ответ, которого у меня нет? Проблема может быть решена только одним образом. Когда на территории кампуса на улице 1 мая появится своя газовая котельная. — Что вы думаете об обязательном распределении? Не так давно один из депутатов внес в Государственную думу законопроект, по которому студенты обязаны отработать 4 года по своей специальности.
— Это чисто популистский шаг. Если государство заплатило, чтобы человек стал учителем или инженером, наверное, оно вправе настойчиво предложить, чтобы человек пришёл к нему работать. С другой стороны, если человек получил образование учителя, то он вправе претендовать на ту заработную плату, которая соответствует его квалификации и амбициям. А крепостное право отменили в России в 1861 году.
— Как вы относитесь к тому, что студент работает во время учебы?
— Думаю, учебный процесс должен быть таким, чтобы ребята могли совмещать работу с учёбой. То есть нужна гибкая модель образования. Мы пока к ней не готовы. И, кстати, вопрос, насколько готовы студенты. Вот мы с ними встречаемся, я спрашиваю: «Ребята, какие проблемы?».
А о чем говорят они? Текущие крыши, благоустройство общежития и стипендии. Давайте поговорим о качестве образования! А у них нет  вопросов по качеству. Как же это так? Образование меняется, и я должен понимать, каким оно должно быть. Нужен спрос со стороны студентов. Главная фигура в университете – студент, а не ректор.

«Мне взяток никогда не предлагали»

— Недавно прошли выборы Президента. В общежитии на Щемиловке комендант и воспитатель собрали студентов и сказали: «Не стоИт вопрос, идёте вы голосовать, или нет. Вы обязаны идти, и обязаны отчитаться нам о месте голосования». На вопрос, что будет, если я этого не сделаю, мне ответили, что буду разговаривать с ректором. Так же было снято видео, на котором воспитатель общежития угрожает отчислением студенту за неявку. — Я отвечал на этот вопрос публично в социальных сетях. Я считаю, что ролик продемонстрировал некорректность действий человека, в данном случае воспитателя. Она не имела никаких оснований говорить и принуждать идти на выборы, а тем более стращать ректором. Человек предупреждён о некорректном поведении своем. Но и студент поступил по-дурацки, выложив этот ролик… — Почему по-дурацки? — Смелости немного надо, чтобы спрятать голову под одеяло и записывать так другого человека. — Значит, по-вашему, ролик не следовало выкладывать? — Я считаю, что это не красит студента. Посмотрите мои реплики в интернете. — Но ведь если бы видео не придали огласке, то человек, который на нём злоупотребил полномочиями, не был бы «предупреждён». — Возможно. Есть русская поговорка: заставь дурака Богу молиться, он готов и лоб расшибить. Но я считаю, что студент сегодня — это очень рациональный и разумный человек. Каждый из вас получает огромный поток информации, но ваши действия определяются только вашей совестью. — Как вам кажется, взятки у нас в вузе берут? Есть проблемы?
— Есть проблемы. Ни студентов, ни преподавателей, связанных с взятками, мы покрывать не будем. Взятка всегда имеет двух субъектов. И в ряде случаев проблема коррупции возникает благодаря инициативе студентов. Ну а вторая проблема – это склонность человека, готового взять.
Вы говорите о тех случаях, когда студент предлагает взятку сам, но ведь может быть и так, что преподаватель ее вымогает. — Давайте попробуем смоделировать. Вы человек, который потенциально зависим от ректора. Давайте я предложу вам до нашего интервью скромное вознаграждение, и вы будете задавать только хорошие вопросы. Как бы вы себя повели? — Я бы отказался. — А я бы намекнул вам, что вы нехорошо сдадите сессию, и вообще мне кое-что о вас известно. В таких случаях, когда у студента вымогают взятку, полезно включать диктофон. После обращаться в две инстанции. Первая – это ректор, а второй вариант – правоохранительные органы. — А вам взятки предлагали? — К счастью, нет. Студенты ведь тоже знают прекрасно, кому можно давать, а кому нет.

. БЛИЦ

— Если бы не ректором, то кем бы вы были? — Преподавателем химии. Собственно, я им сейчас и остаюсь, я преподаю химию. — Какова ваша главная слабость? — Иногда я позволяю языку опережать свои мысли. Для ректора это очень опасно. — К каким человеческим порокам вы  можете быть снисходительны? — Ко всему, что связано с взаимной симпатией. Любовь способна побудить человека как на великие подвиги, так и на великие преступления. — В каких случаях для вас цель оправдывает средства? — Если бы я ответил никогда… Давайте я отвечу «никогда». — Какая у вас главная черта? — Я увлечённый человек. Когда я занимаюсь каким-нибудь делом, я очень им увлекаюсь, даже если оно мне не нравилось, оно становится любимым.
Все новости