21 августа
Среда

21

$66.78 73.98

Дрессировщик Дан Запашный: «Часто бывают случаи, когда слесарь Иван Иваныч дрессирует медведей»

Фото: архив Дана Запашного.

В Костроме только что закончились гастроли цирка династии Запашных. В наш город с программой приехали сестра Эдгара и Аскольда Марица и ее сын Дан. В то время пока Марица Запашная репетировала номер с верблюдами, Дан поговорил с журналистом KOSTROMA.TODAY Марией КУЛЕШОВОЙ-РОГАНОВОЙ о шимпанзе, черном поясе по кулинарии и проблемах российского цирка.

«Кстати, Дан родился в Костроме», — рассказал мне перед началом интервью директор Костромского цирка Андрей Теплыгин.

Дан, это правда?

— Да, я родился в Костроме. В 1984 году моя мама приехала в Кострому с бабушкой на гастроли. Она была на девятом месяце беременности. Сама она, конечно, не выступала. Прямо из цирка ее увезли рожать в костромской роддом.

Часто вы бываете на  родине?

— Вы знаете, бывают периоды, когда я и в Москве не бываю по несколько лет. В Костроме я был четыре раза. Мне здесь нравится. Кострома олицетворяет русский дух.

Дан в свободное время от цирка активно занимается спортом.

Ваши гастроли попали на Новый год. Праздник вы отмечали здесь?

— Новый год отмечали прямо в цирке. Лично в нашей семье Новый год ассоциируется с семейным праздником. Мы всегда собираемся вместе – близкие, друзья, семья. Выходим на улицу, салюты пускаем. Ждем речь президента, загадываем желание. Оливье, мандарины. Все, как обычно.

Как вы начали свою цирковую карьеру?

— С самого детства. Это долгая история. Все-таки некое влияние оказывает семья, потому что ты растешь среди артистов цирка и другой жизни не представляешь. У меня лет с 10 было желание стать дипломатом. Я хорошо учился, у меня высшее экономическое образование. Как раз в это время мой дед был на гастролях в Китае. Он вернулся где-то в году 1996-97, и, я, уже будучи юношей, увидел своего деда многосторонним, интересным человеком и выдающимся дрессировщиком. Ему не особо понравилось, что его внук будет работать где-то  в другом месте. Он не заставлял, ничего такого не было, но всячески старался привить любовь к цирку.

Дед Дана — знаменитый дрессировщик Вальтер Запашный.

Давно вы шимпанзе занимаетесь?

— 12 лет. Сейчас артистов с шимпанзе у нас практически не осталось.

Расскажите про ваших подопечных.

— Шимпанзе — это большая обезьяна. Животными их сложно назвать. Шимпанзе – очень социальные. Они живут в таком же социальном мире, как мы, требуют очень большого внимания, они физически сильные, очень вспыльчивые, у них свое понимание жизни. Шимпанзе очень интеллектуальные и в то же время они очень опасны.

Обезьяны работают без ошейников и поводков.

Как вам удалось с ними подружиться?

— Вот вы говорите об этом в прошедшем времени, а это процесс постоянный. Я часто сравниваю свою работу с игрой в шахматы. Потому что дрессура подразумевает большое терпение, любовь и знание животных и собственно самой дрессуры. У меня обезьяны работают без ошейников и поводков, нужно уметь предвидеть какие-то такие вещи, чтобы не произошли неприятные события. В общем, я создал себе в жизни максимальное множество проблем, с которыми каждый день борюсь. Но это моя работа, которую я очень люблю.

В последнее время все чаще говорят, что дрессура — это мучение животных в цирке.

— Позиция переубеждения мне кажется изначально неправильной. Потому что когда вы будете кого-то переубеждать, это то же самое, если вы будете оправдываться. Я не могу говорить за всех. В любой профессии есть хорошие специалисты, а есть совсем не специалисты. Например, я веду влог про себя, про закулисную жизнь – все, что связано с животными, путешествиями. Когда вы видите цирковое представление, это тоже самое, когда вы смотрите прямой эфир по телевидению или какое-то действие в реальной жизни. Это никогда не получится смонтировать или что-то сделать таким образом, чтобы слукавить.

Если животное вас любит и тянется к вам, это будет видно.  Поэтому моя задача делать свою работу хорошо, показывать, что благодаря терпению, любви и правильном хорошему отношению можно добиться таких результатов, сблизиться даже с хищным животным. Это мотивирует не только взрослых, но и  детей на общение с домашними животными. Они попросят купить, допустим, кошку или собаку.

А если попросят шимпанзе?

— Я часто говорю, что не надо так делать.

Шимпанзе очень интеллектуальные животные.

— В Европе цирк со зверями фактически запретили, кто-то считает, что в России надо сделать то же самое.

— Я считаю, что это глупо. Есть определенные правила обращения с животными, которые обязательно нужно соблюдать. И вместо того, чтобы выстроить какой-то регламент, легче запретить, чем этому вопросу уделить внимание. Часто бывают случаи, когда слесарь Иван дрессирует медведей. В итоге медведь не слушается, нападает и съедает кого-то из артистов или нападает на зрителей. Это вызывает крайне негативные эмоции. Никто не хочет разбираться, что это, возможно, произошло в шапито. Люди часто не понимают разницу между государственным профессиональным цирком и частными шапито.

Какие у вас планы? Может, еще с какими-то животными хотите поработать?

— Планов много. Помимо того, что я занимаюсь дрессурой, я еще пишу сценарии. А еще очень хочу, чтобы в нашем коллективе и непосредственно у меня появились слоны. Это большая моя мечта. Она родилась у меня где-то 7 лет назад и до сих пор не дает мне покоя. И никак не отпускает. Это как болезнь какая-то.

А вообще я написал сценарий со множеством животных – тигры, пантеры, рыси, ягуары, слоны, шимпанзе и другие. Раскрывать полностью не буду, но суть такова, что человек пытается найти подход ко всем животным, набивает шишки, но в итоге понимает, что наладить взаимоотношения может только любовь. Это что-то вроде современной истории Тарзана.


После беседы Дан предложил мне познакомиться со своими любимыми женщинами – десятилетней Мальтой и шестилетней Боней. Я, конечно, согласилась. В комнате, где живут шимпанзе, очень уютно и по телевизору идут мультфильмы. Мальта и Боня очень обрадовались Дану и начали бегать по просторным вольерам. А вот когда увидели, что он не один, а с девушкой, немного обиделись. Мальта села в угол и даже, кажется, надулась.

«Они всегда так реагируют на женщин. Ревнуют меня. Иногда даже ссорятся между собой», — рассказывает Дан.

Для Дана его шимпанзе, как дети. Он ухаживает за ними и даже шутит, что у него черный пояс по кулинарии – артист мастерски готовит любые блюда из детского меню. Будь то каши, мюсли или что-то еще.

Когда я выходила из комнаты с шимпанзе, Дан позвал Мальту и поцеловал ее.  И она больше не дулась.

Все новости