20 ноября
Среда

1

$63.75 70.53

«Лицо товарища Сталина изображено в кровоподтеках»: за что убили 8 художников-костромичей?

Фото: из собрания костромского музея-заповедника и из открытых источников.

Через 83 года после трагических событий KOSTROMA.TODAY вспоминает об одном из самых трагических дел 1937 года: 8 художников-костромичей были казнены  по обвинению в заговоре.

Недружные художники

Жили-были костромичи — члены областного союза художников. Жили они, как водится, недружно: ссорились из-за оплаты картин, делились на группы, выполняли «халтуру» на заказ, не слишком друг друга любили и вообще много спорили. В принципе, все как в любой профессиональной среде: трагедией стало то, что жили художники в 1937 году.

Первый «звонок» прозвенел еще в 1936 году — причем не в Костроме. В 1936 году в газете «Правда» вышла злобнейшая статья «О художниках-пачкунах». Всех, кто рисовал не «реалистично» и не изображал колхозы, заводы, пейзажи и вождей, объявили «формалистами» и врагами советской власти.

Через некоторое время начались аресты. В Ярославской области, куда тогда входила Кострома, пособником врагов назвали  главу местного товарищества «Художник» Николая Евдокимова. Он был арестован 1 июня 1937 года.


Его обвинили в том, что он руководил подрывной деятельностью, выражавшейся в «выпуске антисоветской художественной продукции», лично создавал повстанческие ячейки в Костроме, Рыбинске и селе Большие Соли.


Какой антихудожественной продукции? Оказалось, что портреты советских вождей и вообще окружающей прекрасной действительности костромские художники специально рисуют плохо, чтобы очернить советский строй.

В этом здании в Костроме до войны располагалось НКВД.

В «повстанческую ячейку» в Костроме записали 9 художников. В НКВД их обвинили в том, что они не так рисовали советскую действительность.

Случайные жертвы

Вообще-то в костромском филиале союза художников уже давно спорили по поводу качества работ. Одна группа художников обвиняли другую в непрофессионализме. Жили все не очень дружно и в выражениях не очень стеснялись. Тогда, правда, никому не приходило в голову, что чисто творческие и бытовые споры закончатся так жутко.

Такие картины костромские художники рисовали в 1930-е годы: Нерехтская фабрика в 1936 г.

В середине 1937 года в Костроме было арестовано 9 художников. Александр Балакирев, Константин Сакс, Борис Царнах, Сергей Макаров, Геннадий Трегубов, Николай Соболев, Александр Лихачев, Михаил Баженов и  Константин Плотников. Всех их объединили в одну группу «заговорщиков».

Логики в этом не было никакой – хватали тех, кто попадался под руку — хотя художниками они были очень разными, никакой общей манеры  не придерживались, и некоторые вообще друг другу совсем не нравились.

«Нездоровый намек на ноги доярки»

Тут же НКВД организовало «художественную» экспертизу их работ,  которая стала приговором: «Портрет товарища Сталина… исполнен антихудожественно, сделан неправильный подбор цвета лица, что создает впечатление кровоподтеков и вид пролома на левом виске лица… Написанная картина совхоз «Караваево» исполнена также антихудожественно: извращена действительность в фигурах животных (коров), в фигуре доярки разные руки, нездоровый намек на ноги и скверно написано лицо».


Экспертизу, что печально,  делал товарищ художников — известный  Николай Шлеин, который считается основателем костромской школы художников. Современные искусствоведы, правда, считают, что эта экспертиза ничего не решила, и из НКВД художники все равно живыми бы не ушли.


Главным стали обвинения в заговоре на жизнь руководителей СССР, однако «антихудожественные» картины также стали пунктом обвинения. Кроме того, в ходе следствия выяснилось, что разговаривать о советском строе тоже не следовало.

Выдержка из протокола допроса художника Бориса Царнаха от 4 апреля 1938 года:

«Я считал, что стиль социалистического реализма в искусстве, о котором неоднократно указывалось в решениях партии и Правительства, не может быть единственным и исчерпывающим. Эта рекомендация тем ограничивает творчество художников…. Жизнь художников в капиталистических странах значительно лучше, чем в СССР».

Борис Царнах — автопортрет.

Следствие провели за несколько месяцев. В итоге – обвинительное заключение: все 9 художников оказались опасными террористами, являлись «членами троцкистско-террористической повстанческой организации, в задачи которой входило проведение террористических актов в отношении руководителей коммунистической партии и Советского правительства в случае их приезда в Кострому. Они проводили подрывную деятельность в товариществе «Художник», заключающуюся в массовом выпуске антисоветской художественной продукции».

В итоге — приговор: к расстрелу приговорили 8 из 9 художников. Не расстреляли только Константина Плотникова – он умер в лагере в марте 1942 года.

Селифонтово: здесь проходили массовые расстрелы.

Мы точно не знаем, где и когда их убили. Известно, что часть из художников расстреляли с 3 по 6 октября 1938 года в лесу у деревни Селифонтово Ярославского района. Массовое захоронение в конце 1980-х годов обнаружили школьники.

Художников убили не только физически — из музейного собрания изъяли все их произведения. Уцелело совсем немного работ — спустя 30 лет их собрали и показали на «Ретроспективной выставке», организованной костромским художественным музеем-заповедником.

Использованы материалы «Книги памяти жертв политических репрессий в Костромской области».

Все новости